Общение, творчество, практика, все для рукодельниц!
Войти Первый раз здесь? Присоединяйтесь!







Журнал «Наталья» — такие разные 20 лет

13.12.2011

Интервью с главным редактором журнала Натальей Журавлевой.

Журналу по ручному вязанию «Наталья» в этом году исполняется 20 лет. Бессменный главный редактор издания — мастерица по вязанию, выпускница журфака МГУ Наталья Журавлева. Её хобби, привитое бабушкой, вложившей в руки спицы, со временем стало сильнее интересов журналистики и театра — этим она тоже увлекалась всерьез. Первые публикации моделей в газетах и журналах и отзывы специалистов-искусствоведов придали смелости и уверенности в своих силах. В 1991 году, собрав все публикации на разных языках, от английского до китайского, она пришла в Международную федерацию художников ЮНЕСКО и была принята. Тогда же возникла идея издавать частный журнал.



— Наталья, расскажите как вы решились создать свой журнал?

— Всю жизнь делала сама себе одежду — от пальто до купальников — и шила, и вязала, и вышивала всем, чем только можно. В 90-е осталась без работы. Я тогда была младшим научным сотрудником в Научно-исследовательском институте Министерства высшего образования, штат которого был неимоверно раздут. Знаете, ведь как: один визирует бумажку, другой соглашается, третий утверждает и т.д. А сам исполнитель стоит где-то почти десятым в этой цепочке. Ну, вот я трудилась где-то в серединке. Начались андроповские сокращения. Я вышла из отпуска и... работать было негде. Потом несколько незначительных работ, а потом я подумала — я ведь всю жизнь мечтала о своем журнале по вязанию. Тем более, что к тому времени я печаталась почти во всех советских журналах со своими моделями. Но именно свой журнал тогда иметь было нереально. И тут нашелся бизнесмен, который хотел во что-то интересное вложить деньги. Нас познакомили. К счастью на тот момент рукодельные журналы были в дефиците. Достаточно вспомнить, что неважного качества журнал «Вязание» издавался тиражом 4 миллиона экземпляров, и его еще трудно было купить так просто.

Мы стали соучредителями. Первый номер вышел тиражом 250 тыс. экземпляров. Но вскоре мне пришлось переписать журнал только на себя и искать новых спонсоров. И следующие 11 лет мы благотворно сотрудничали с фирмой «Симпекс +», которая занималась производством самой разнообразной пряжи. Наш интерес был взаимным, поэтому мы столько продержались.

— Как начинался и изменялся журнал с его развитием?

— Журнал, безусловно, менялся. Первоначальный объем был 32 полосы, качество печати оставляло желать лучшего. В печатном процессе было очень много ограничений, краски сливались. Тиражи, правда, оставались высокими, но со временем качество печати перестало устраивать и меня, и моих читателей — тиражи стали падать. Стала давать сбои и система распространения. Если раньше Роспечать была монополистом и диктовала всем свои условия, то в дальнейшем все распалось на маленькие и самостоятельные агентства, которые диктовали уже свои условия, зачастую неприемлемые для меня и моих партнеров. Качество становилось лучше, так как это было уже требование рынка, ведь к тому времени стали издаваться и другие рукодельные журналы. Изначально в «Наталье» работы были практически только мои личные. Естественно, с каждым разом этого становилось недостаточно. Пришлось привлекать знакомых мастериц. Лицензионными материалами мы никогда не пользовались. Фотомоделями у нас также работали знакомые, друзья и их знакомые. И первые номера журнала мы продавали тоже сами — в спортивных костюмчиках стояли с пачками журналов на оживленных перекрестках, у вокзалов. Первые тиражи завозили ко мне домой грузовиками, потому что склада не было. Никогда. Зато во время работы в Симпексе у меня была редкая возможность выписывать итальянские журналы по трикотажной моде, и мы первые (кроме эстонского журнала «Силуэт») стали делать сезонные обзоры, ставшие очень популярными. Потому что я помню, что я сама, как и многие женщины, покупала женские журналы из-за этих 2-3-х страничек, где иногда можно было увидеть, что и как вяжут за рубежом. То есть сначала я представляла, что было бы интересно мне самой увидеть, связать, посмотреть, прочитать и т.д.

— Как вы оцениваете прошедшие за 20 лет изменения в  рукодельно-вязальных изданиях?

— Изменилось отношение к таким журналам. Если раньше достаточно было увидеть подобный журнал на прилавке, то сразу (независимо от качества и названия) покупалось и себе, и маме, и соседке, и еще кому-то, то сейчас люди листают, выбирают, сравнивают. И еще я заметила, что многим стало интересно предлагать свои идеи. Я в свое время (уже очень давно), разбирая почту читателей и их фотографии, заметила, что у читателей есть очень неплохие идеи, какой-то неожиданный ракурс, что-ли. И я в своем журнале ввела рубрику «Обмен идеями», которая стала пользоваться сумасшедшей популярностью. Фотографии любителей вязания так и посыпались со всех концов страны.

— Изменился ли интерес читателей за эти годы?

— Вот в этом-то, видимо, и разница: интересным стало прежде всего то, что появилась возможность увидеть себя на страницах журнала, своих детей и домочадцев. Раньше это было просто нереально. Сейчас авторы пишут из самых разных городов и присылают свои фото. Конечно, это стало возможным еще и благодаря развитию быстрой связи — Интернету.

— В следующем году ЗАО «ЭДИПРЕСС-КОНЛИГА» будет отмечать свое двадцатилетие, как и ваш журнал, как складывались отношения с издательством?

— К моменту знакомства с ЗАО «ЭДИПРЕСС-КОНЛИГА» у журнала «Наталья» сменилось уже три спонсора. В 2006 году судьба привела меня в этот издательский дом, чему я очень рада и признательна его основателям — и Раисе Яковлевне, и Александру Владимировичу Колосовым, это настоящие мастера своего дела.

— Какие годы жизни журнала были наиболее успешными и с чем это связано?

— Я бы выделила начальные годы. И потому что это было впервые, и этот сегмент был скудным, и потому что тогда не было такой конкуренции (и таких цен за услуги). И, второе, безусловно, годы работы в Конлиге, потому что здесь работают профессионалы, и каждый ведет свой участок работы. А раньше я сама и вязала, и снимала, и бумагу завозила, и поллитру грузчикам ставила, и тираж грузила и развозила в агентства.

— Каким журнал стал сейчас? В чем его уникальность?

— Мы по-прежнему публикуем работы НЕ ЛИЦЕНЗИОННЫЕ, все работы авторские — как выполненные профессионалами, так и любительские, но от этого не менее интересные.

Сегодня в журнале есть такие устоявшиеся рубрики, как «Большие размеры», «Мужские модели», «Аксессуары» (в зависимости от сезона — шляпки, сумки, украшения), «Бенефис читателя». В этой рубрике мы печатаем несколько моделей одного, на наш взгляд удачного, автора, фотографии для этой рубрики делают сами авторы моделей. Отличительная особенность журнала в том, что у нас есть модели на всю семью: детские, подростковые, мужские, женские и даже для дам элегантного возраста, таких моделей нет ни в одном журнале по вязанию. Наша целевая аудитория — женщины среднего достатка, имеющие детей и/или внуков. В журнале используется достаточно демократичная пряжа, как правило, отечественных компаний, поэтому связать модели могут себе позволить и читательницы из провинции. Издание, судя по читательской почте, больше интересует средний класс. Они часто перевязывают уже связанное и надоевшее и благоволят к такой рубрике, как «Если у вас осталась пряжа». К сожалению, отношение к самовязаной вещи у многих по-прежнему достаточно скептическое, хотя во всем мире ручная работа ценится гораздо выше — в разы! чем сделанная на машине. Трикотаж никогда не выйдет из моды, если это выражение вообще применимо к изделию, связанному для себя и для своих близких. Хотелось бы привить интерес к творчеству, к поиску индивидуальности и самобытности, и наш читатель это чувствует и ценит.

— Миссия журнала, который читают уже третье десятилетие, наверняка созвучна тому, что является главным для его бессменного главного редактора, т.е. для вас самой.

— Позволю себе высказать здесь свою точку зрения — точку зрения художника. На мой взгляд, современная женщина живет сейчас в мироощущении разрушающем ее, даже независимо от нее самой. Рутинность буден, безотчетное стремление быть во всем не хуже других — некий нежелательный стандарт образа жизни лишают ее главного — женственности, не в смысле обаяния, а в самом высоком значении этого слова. В итоге мы теряем неизмеримо больше — семью. Семья, где женщина не женственна, обречена на распад, неважно — внутренний или внешний. Эту логическую цепочку легко проследить. И здесь неважно, какую должность занимает женщина — важно психологическое ощущение себя ЖЕНЩИНОЙ. Для меня важным звеном в становлении женственности является домашний труд, а это не только мытье посуды, стирка и т. д., но и способность внести в атмосферу семьи одухотворяющее и оберегающее начало — то, что мы называем теплом и уютом. Однако прийти к такому осмыслению назначения женщины можно только через общую культуру, через воспитание самых разнообразных чувств с детских лет. Ведь в человеке все взаимосвязано. Конечно, это не простые вопросы, но если мы хотим изменить свою жизнь, сделать ее красивой, нравственно чистой, мы, женщины, должны встать на этот путь первыми — не нужно забывать, что у женщины на земле особая миссия, и моя «Наталья» помогает ее выполнять.

Проголосовать:   
   Голосов: 6 Рейтинг: 0.83

Комментарии:

Комментировать материалы могут только участники Клуба. Если вы уже являетесь участником Клуба - авторизуйтесь.


Contact our mail department if you are desperate to get blacklisted.